РЕСТОРАН “NEKRASSOFF”

Иван Николаевич был очень богатый человек, но его это больше не радовало. Он продал Бентли и купил Мерседес, а потом Фольксваген: никакой разницы, зато без понтов.
Он возненавидел понты. Вдруг. Вернее, не вдруг, а когда встретил Касю. Полное имя Леокадия. Она пела в клубе. Он в перерыве подошел познакомиться. Она сидела и пила пиво из банки.

Он сел рядом, она посмотрела на него серыми выпуклыми глазами через упавшие на лоб патлы.
— Что я могу для вас сделать? – спросил Иван Николаевич и протянул визитку.
Она сказала:
— Нога чешется, где косточка, укусил кто-то, хрен чего…
И положила свою левую ногу ему на колени.
Он осторожно погладил ее лодыжку.
— Сильнее! – сказала она. Он поскреб ногтями. — Ага, всё, – она убрала ногу, смяла пустую пивную банку, он увидел, что у нее широкие ладони и короткие ногти, она бросила банку в угол, встала и пошла к своим музыкантам.
А Иван Николаевич пропал. В смысле – погиб.

Потому что Кася его не любила.
Он был ресторатор, владелец трех сетей: дешевые греческие кафе «Эмброс», вегетарианские кормушки «Гринхауз» и сверхдорогие кабаки, которые назывались именами русских писателей-демократов: Belinsky, Herzen, SaltykoffSchedrin. Самым роскошным был Nekrassoff, где официанты были в настоящих лаптях и онучах, а в зале стоял тот самый игорный стол.
— Когда ты разоришься, наконец? – спрашивала Кася.
— Тогда ты выйдешь за меня? – он пытался ее обнять.
— Зачем бедным людям жениться? – смеялась Кася, отодвигаясь.
Иван Николаевич впервые понял, что бывает не просто любовь или желание, а безумная страсть. Основной инстинкт. Роковое влечение. Не в кино, а на самом деле. И еще – что бывают вещи, которых не купишь.
А если не купишь, то зачем тогда деньги?
Наверное, деньги почувствовали, что он их разлюбил. В ответ они разлюбили Ивана Николаевича. Но ему было наплевать – он любил Касю.

Через два года у него остался только ресторан Nekrassoff. Но теперь это была обуза, дорогая игрушка. Через три месяца он продал его за долги.
Сам сел за руль и поехал к Касе. Без звонка. Наудачу.
Она была дома. Она посмотрела на него и все поняла.
— Привет, — сказала она, — проходи, раздевайся. Давай, мой руки, я тут баклажаны пожарила.
Сказала, как мужу, который пришел с работы. Повернулась идти на кухню.
Иван Николаевич шагнул к ней сзади, схватил за плечи, прижал к себе. Она обернулась к нему, и они первый раз поцеловались. Он обнял ее молодое жесткое тело, ее руки сомкнулись у него за спиной, она застонала от поцелуя, приникая к нему, дрожа от желания, от нее пахло сигаретами, пивом и горелыми проводами, и Иван Николаевич вдруг понял, что больше ее не любит.
Вот как в тот раз влюбился, так сейчас и разлюбил.

http://clear-text.livejournal.com/192557.html

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.