Деревенские заметки

Уже несколько дней живу в деревне – радуюсь солнышку и теплу. 
Вот несколько интересных наблюдений о деревне. 

Сегодня купил в местном сельпо мангал – неплохой такой мангал и шесть шампуров к нему обошлись в 190 рублей. Коммунизм уже наступил. 

Местная речка оккупирована продленкой в школе и местными девушками – мальчиков почти нет. На купальники и прочую ерунду многие не обращают внимания – купаются и загорают топлесс или просто в чем мать родила. На меня посматривают многозначительными взглядами. 

Покупал в магазине пять литров молока, думал что спросят что так много купил. Спросили почему так мало – обычно берут от 10 литров за раз. Хлеба тут тоже покупают по пять-шесть буханок. Вообще здешние закупают неприлично много продуктов – тушенку, какую-то колбасу по девяносто рублей килограмм (я думал такой вообще не существует). Все это слабо вяжется с местными зарплатами – в среднем получают по пять-шесть тысяч в месяц.

В деревне два магазина – один продает продукты, а второй продукты и водку. Первый работает до шести, второй – до 11. 


С приходом ночи из щелей выползают пауки и алкоголики – первые ждут мух, а вторые – открытие магазина. 

У нас вторую неделю стоит страшная жара – трава на лужайке совсем выгорела и лежит желтым сеном, все остальные растения пытаются бодриться, но получается у них это слабо. Еще три-четре таких дня и все начнет активно загибаться. 

Интернет в деревне маленький словно пиписька после купания в речке (простите за физиологические особенности). В среднем внешний GPRS-модем выдает 5-6 килобит в секунду – работать тут можно только относительно. Самая плохая связь рядом с телефонной вышкой – парадокс, достойный великих умов. Самый хороший коннет – на кладбище (и даже не спрашивайте откуда я это знаю). 

60 километров от города и ты словно на другой планете – тут двери не закрывают на замки, а лишь подпирают палочкой, тут цены в три раза ниже, все люди здороваются друг с другом, тут пыльно, душно и абсолютная сиеста с 11 до пяти вечера – работать в такую жару невозможно. 

Интересное наблюдение – у местных абсолютное чутье на температуру. Некоторые навскидку называют окружающую температуру, некоторым говоришь время и они говорят ее. Погрешность два-три градуса. 

Оказывается у нас в полях растут такие маленькие черные галлюциногенные грибы – городские ездят за ними на автобусах – такие наркоман-туры. Местные эти грибы не едят – немодно и часто получают «бэд трипы». Сейчас модно водку разбавлять газировкой – человек абсолютно пьян еще до того, как допивает стакан такой жидкости. 

Соседка подарила мне древний рубанок и стопку журналов «Нива» за 1910 год – говорит что вовремя спросил, ибо она сожгла уже почти «все это ерундо». 

В лесу на меня напала здоровая сойка – прыгала на сосне вокруг меня – страшная, с разинутым клювом. Интересно, это ее от жары так или у птиц тоже бывает бешенство? 

В три часа дня по песку невозможно ходить босым – он обжигает со страшной силой. Местные ходят – им все равно. Они даже в лесу ходят босиком – это для меня нечто вообще невозможное. 

С собой не взял бритвы – думал тут куплю. Три дня были богатые на события – все было не до этого, следовательно, сильно зарос. В сельпо есть только станки за три рубля и пена для бриться за двадцать – на вид все это настолько страшное что я плюнул и решил не бриться. 

Местные тратят на мобильном интернете три рубля в день, а я 150. Посмотрели мой макбук и айфон – сказали что все неудобно и тема у винды какая-то странная. У всех есть вконтакте – по телефону почти не звонят друг другу и смски не пишут – вконтакте дешевле. 

В деревне есть футбольное поле и две команды – «старики» и «молодежь». Во второй команде все меньше народу – молодежь уезжает в город. 

У нас как в америке – у всех есть машины – разбитые оки и девятки, без номеров и часто без дверей. Видел лично как у одного сломалась машина методом наезда на какой-то сарай – он вышел из нее и больше не пришел – машина так и сгниет там наверное. 

В девятом классе местной школы пять учеников, в десятом три и в одиннадцатом три. Первых восьми классов уже нет. 

Здесь проводы в армию это праздник – разительное отличие от города. 

У каждого второго на домах или просто на соседних елях висят спутниковые телевизионные тарелки, однако никто эти 40+ каналов не смотрят — только первый и второй.

Сосед через дом на старости лет женился на молодой медсестре — три дня гуляли свадьбу. На четвертый день сосед умер — так свадьба плавно переросла в похороны, а молодая жена стала вдовой. Сегодня похороны были.

У всех на чердаках и в сарайках стоят огромные бутыли литров на 30 каждая — в советские годы в соседней деревне стоял сушильный завод. Когда он закрылся местные все с него утащили — банки, крышки к банкам, эти бутыли.

По выходным в деревню приезжает легковушка-«универсал» или минивен, из них выходят люди и на раскладушках раскладывают товар — поплавки, китайские тапки, патроны для фумигатора и прочую чушь. Все это похоже на склад китайского контрафакта. Такая же машина приезжает и с одежой.

В магазине продовольственном висят липкие ленты от мух. Выглядит тошнотворно — лента, облепленная черной копошащейся массой.

В соседней деревне на тыщу человек жителей пять магазинов. Такое чувство что половина деревни в этих магазинах работает, а вторая половина у них покупает.

Проводное радио закрыли, грустно. Мне нравилось как оно раньше вещало что-то там себе.

http://habrahabr.ru/blogs/i_am_advertising/99058/

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.