Еще раз про закон (а также про оппозицию)

Ни для кого не секрет, что закон у нас работает, мягко говоря, плохо. Некоторое время назад я подробно описывал механизмы действия законов в России (http://mmironov.livejournal.com/20040.html). Однако избирательная кампания Алексея Навального предоставила нам строгие доказательства того, что закон в России как таковой вообще отсутствует. Есть политическое решение властей, а закон и его применение лишь обслуживают эти решения. Это тоже вряд ли открытие, но  получить подобные доказательства в явном виде удалось, пожалуй, впервые.

Недопуск нежелательных конкурентов до выборов. Приговор по «Кировлесу» является формальной причиной, почему Навальному запрещают участвовать в выборах. Еще год назад федеральные власти могли привести свое стандартное оправдание: суд так решил. Хотя совпадения тут явно бросались в глаза – Навальный получил 5 лет условного срока по очевидно абсурдному делу – ровно такой приговор необходим для лишения возможности избираться. Но кировские суды не подчиняются центральным властям. Чисто теоретически могло оказаться так, что какой-то сумасшедший (или ненавидящий Навального) судья, решил вынести подобный приговор по собственной инициативе, чтобы защитить Родину от набирающего популярность агента Госдепа (ну, или имея еще какие-то причины в голове, корыстные или бескорыстные). Но то, как повели себя власти после вынесения приговора ЕСПЧ, снимает все сомнения. Во всем мире совершаются судебные ошибки. В России судебная система функционирует плохо, и ошибок совершается особенно много. Если высшая инстанция, каковой является ЕСПЧ, указывает на ошибку, то нормальной реакцией является признать ошибку и исполнить решение ЕСПЧ. К слову, так российские власти и поступают в отношении  подавляющего большинства решений ЕСПЧ.
В случае с Навальным решение ЕСПЧ фактически не было выполнено. Приговор был отправлен на пересмотр в тот же суд, который вынес неправосудное решение. Представьте, что вы федеральный чиновник, и вам указали, что решение было вынесено с грубейшими нарушениями. Отправите ли вы его на рассмотрение в тот же суд, который один раз уже вынес неправосудное решение? Представьте, что вы региональный судья, вам отправили на пересмотр дело, отмененное высшей инстанцией, каким для всех российских судов является ЕСПЧ. Будете ли вы опять принимать такое же решение? Если федеральный чиновник и региональный судья люди вменяемые и заботятся о собственной карьере, то на оба вопроса ответ «нет». Зачем еще раз подставляться и наступать на те же грабли, если на самом верху уже указали на ошибку, и если вынести еще раз такое решение, то оно будет опять отменено? В этом случае в любой нормальной системе такие сотрудники потеряют работу за профнепригодность. Однако федеральный чиновник отправляет дело в тот же суд, а региональный судья принимает точно такое же решение. Значит, им обоим поступили инструкции с указанием, что и как они должны сделать и с гарантиями, что ничего им за это не будет (а будет, если они как раз сделают иначе). После фактического саботирования решения ЕСПЧ, мы получили строгие доказательства, что вся эта история с «Кировлесом» изначально была  срежиссирована федеральными властями. Кировские суды были лишь исполнителями.

Отсутствие свободы собраний. Опять же мы и раньше знали, что оппозиции крайне трудно реализовать конституционное право на свободу собраний. Однако власти всегда находили какие-то отговорки и оправдания. То они заботятся о дачниках, которым нужно круглые сутки ездить на дачу и обратно. То важно дать возможность проходу граждан, даже там, где никто этому проходу не мешает. То в центре запланированы мероприятия. То площадь закрыта на реконструкцию. В ответ на заявки о проведении митингов, власти всегда старались вести себя издевательски конструктивно: предлагали площадки на окраинах (например, в Марьино), или согласовывали площадку, но давили на поставщиков, чтобы не давали оборудование. Адвокаты дьявола (то есть властей) всегда могли сказать: ну, что вы уперлись в этот центр – если есть что сказать, то можно пообщаться в Марьино или Сокольниках. Что вы так привязались к этому оборудованию? Главное же собраться вместе, какая разница, кто и что со сцены будет говорить? Региональная кампания Навального строго доказала – в России нет свободы собраний. Если в начале осени ему согласовывали хоть какие-то площадки в регионах страны – неудобные и далеко от центра, то сейчас во всех городах, и мелких, и средних, и крупных, не согласовывают никакие площадки. Раньше можно было сказать, что в каких-то регионах есть губернаторы-самодуры, есть какие-то чиновники на местах, которые нарушают закон. Сейчас сказать так нельзя. Если блок идет во всех городах и во всех регионах России, значит, это федеральное решение. Подобное поведение является строгим доказательством того, что исполнительная власть решает, кому можно собираться на улицах, а кому нет. Все отговорки, что у нас уведомительный характер собраний, местные власти лишь стараются минимизировать неудобства для горожан, на самом деле ложь.

Был бы волонтер, а статья найдется. То, что в России действует беспредел силовиков тоже не секрет (https://mmironov.livejournal.com/30760.html) Однако раньше все можно было списать на произвол отдельных силовиков (иногда даже в медиа раскручивались показательные дела против «оборотней в погонах»). Кампания Навального показала, что эта система беспредела вполне эффективно управляется из центра. По всей стране возбуждаются массовые административные дела против волонтеров и координаторов штабов. Из последних репрессий – серия административных арестов в Тамбове (https://www.facebook.com/navalny/posts/1714849445200798).  Поводы для задержаний и выписывания штрафов выбираются произвольные – от совместной фотографии на ступеньках (https://golos-kubani.ru/v-sochi-aktivistka-arestovana-na-8-sutok-za-foto-u-shtaba-navalnogo/) до написания пары твитов в коридорах суда (https://www.novayagazeta.ru/news/2017/10/06/135901-leonida-volkova-snova-arestovali-na-20-sutok). Не хочется приводить избитые сравнения, но это очень похоже на положение евреев во времена начала действия нацистского режима в Германии. Если ты еврей, то ты уже виноват, а статья найдется. Так и в современной России – если ты участвуешь в кампании Навального, то ты уже провинился, а статью мы тебе какую-нибудь подберем.

Что все это означает? Это означает, что любая системная оппозиция в России – это фэйк. Если кто-то занимается оппозиционной деятельностью, то либо это проект Администрации Президента, либо этот оппозиционер для действующей власти не представляет никакой угрозы, поэтому его игнорируют. Это ни в коем случае не означает, что любой оппозиционный проект, который не гнобят, обязательно согласован с АП. Власти могут просто не ожидать от него опасности, или, наоборот, даже видеть в нем какую-то выгоду для себя. Это как Майкл Бом, который своим присутствием и искренней критикой официальной точки зрения только добавляет зрелищности и рейтингам программам Первого канала. Так и с политикой. Чтобы избиратель Путина совсем не сдох от скуки, наряду с заслуженными политическими ветеранами, которые соревнуются в том, кто лучше похвалит Путина и Великую Россию, вставшую с колен, нужен какой-то картиночный либерал, который будет говорить, что Крым не наш, про освобождение политических заключенных, про права меньшинств и весь другой набор штампов, который полагается говорить либералам.
Это не значит, что в России совсем нет смысла заниматься системной оппозиционной деятельностью. Например, участие в политической кампании резко повышает медийную узнаваемость, цитируемость, и прочие показатели, которые в дальнейшем могут быть конвертированы в карьерные и финансовые успехи. Однако надо отдавать себе отчет, что подобная оппозиционная деятельность помимо положительного эффекта для участников подобных проектов, не оказывает никакого влияния на реальную политическую обстановку.

Можно ли в России заниматься оппозиционной политикой и не бросаться с шашкой на танки? На, мой взгляд, нельзя. Тяжелый опыт участников кампании Навального показал, что вертикаль власти может задавить любую умеренную оппозиционную активность, как только почувствует хоть малейшую угрозу. Любой, кто захочет заняться настоящей  политикой, должен понять – чудес не бывает. Если у вас все хорошо, вам удается проводить мирные акции, выступать и ездить по стране, значит, либо эффективность этой деятельности равна нулю, либо она даже идет на пользу существующему режиму. Если у вас что-то начинает получаться, то нужно готовиться к репрессиям со стороны властей. Если вы не готовы к репрессиям, то лучше даже не начинать заниматься. В канун столетия Октябрьской революции очень похоже, что в современной России слова «оппозиционер» и «революционер» фактически уже стали синонимами.

https://mmironov.livejournal.com/31001.html

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.