Две антиутопии

Галковский с болью в душе констатирует, что в списке самых богатых людей России слишком мало собственно русских, «коренных русаков». Неизвестно, как он это высчитывает, но важно, что сей факт его не просто бесконечно печалит, но требует какого-то действия. Галковский – и тысячи его читателей вслед – призывает исправить несправедливость. Почему? Да потому что обидно, что мы, русские, так слабо представлены среди миллиардеров мира. Это бьет по национальному самолюбию. Мы же великая нация? Так почему ж богатства должны быть у кого-то еще, у каких-то азиатов и вообще чучмеков?

Отсюда и возникает простая мысль – что богатства-то надо того… перераспределить. У чучмеков отобрать, коренным русакам отдать. Чтоб в следующий раз глянуть на список «Форбс» — и сердце бы радовалось: сплошь Ивановы, Петровы, Сидоровы, Рощины… Никаких подозрительных на «-ский» и, прости господи, «-ич»!

Тут есть один печальный и многогранный аспект. Ведь что, по сути, предлагает Галковский? Он предлагает использовать силу – силу государства. Сначала, мол, «мы берем власть», потом власть отбирает собственность у «чужих» и отдает «своим». Беда в том, что сила государства не решает основную проблему.

А какова основная проблема? Основная проблема – что в соревновании наций мы хотим быть не самыми сильными, мы хотим быть ЛУЧШИМИ. Это естественное стремление, и это – не одно и то же.

У меня родился даже сюжет такого небольшого фантастического рассказа – для иллюстрации. Допустим, наша сборная по футболу приезжает на первенство мира – и тут все остальные сборные, из уважения к силе нашего государства, начинают ей поддаваться. Бразильцы, голландцы – сами забивают по дюжине мячей в свои ворота… А то и еще проще: наших футболистов просто заранее, без игры, провозглашают чемпионами и вручают Кубок, золотые медали… Потом провожают – и уже играют сами с собой за второе место.

Как, устроит нас такое, «силовое» величие? Лично меня – нет; я, как болельщик, желаю побед в яростной, подлинной борьбе! А на хрена мне такой суррогат? Если мой любимый клуб купит себе чемпионство через «договорные матчи» — я не буду радоваться, я просто в нем разочаруюсь…

Или, допустим, наш Российский оркестр приезжает на международный конкурс – а ему сразу же вручают диплом и главную награду! Оркестранты в недоумении – «давайте вы нас, может, послушаете?» — а им в ответ: что вы! Мы вас УВАЖАЕМ! Считайтесь лучшими ради бога! И идут слушать другие оркестры, «простые»… Тоже «величие», «мировое признание». Но – тоже с душком, не так ли?

Или – отправляет наш ученый статью в международный научный журнал. А ему сразу – раз! – и Нобелевскую премию! За что? Да может, теория-то еще сыровата? А ему: да какая разница, мы же Вас так уважаем! У Вас такое сильное государство! Берите премию, а статью мы даже и не читали – и так знаем, что она самая лучшая! И опять остается чувство недовольства; вроде Нобелевка – хорошо, но как-то все НЕ ТАК…

В этом и есть проблема «силового обеспечения». Мы – допустим! – можем заставить мир признать нашу актрису лучшей и дать ей «Оскара» с «Золотой Пальмовой Ветвью – но ведь нам-то надо знать, что люди ПЛАЧУТ от ее игры в кинотеатрах! А если нет – кой толк в этом «признании»?

То же – и со списками миллиардеров. Ведь это – всего лишь зеркало, не более того. Если мы видим в таком списке много русских – что ж, это можно считать свидетельством силы и витальности национального капитала, экономической мощи русских купцов и промышленников. Но если мы сами предварительно, силой государства, этот список «проредили» от всех «инородцев» — о чем он нам будет говорить? Ведь слабость силой не станет от «прореживания»!

Вот еще одна фантастика-антиутопия. Мы, безусловно, хотим, чтобы наш русский футболист был лучшим в мире. Это было бы отличным свидетельством мощи нацхарактера и рекламой русской нации в мире. Но увы, подсчеты и расклады свидетельствуют, что наш Аршавин – лишь 17й, и то в лучшем случае. Что делать? Откуда-то взять русского, но чтоб играл, как Месси?

Можно и иначе. Убрать всех, кто выше. Пусть в начале сезона Месси сломает ногу, второго поймают на допинге, №3 в мире – на проститутках, четвертый уйдет в монастырь, пятый – внезапно повесит бутсы на гвоздь, шестой – сопьется, седьмой сменит пол, восьмой удавится, девятый страшно растолстеет, десятый падет жертвой террористов, одиннадцатого разоблачат как организатора подставных матчей, двенадцатый начнет политическую карьеру, тринадцатый заболеет СПИДом, 14й – станет судьей, 15й окажется главарем мафии, 16й – расистом… Уф! Тут-то Аршавина и признают лучшим!

И да, это будет успех наших спецслужб – но удовлетворит ли все это наше вечно больное национальное самолюбие?

Ловушка национализма – в том, что его рецепты бесполезны для тех, кто действительно хочет видеть свою нацию в числе ЛУЧШИХ. Хочешь, чтобы «свои» были действительно лучшими в мире – поступай противоположно любому протекционизму: только те, кто сможет пробиться сквозь жесточайшую конкуренцию, те, кто побеждает в отсутствие любого гандикапа и даже при противодействии отовсюду – только такие и становятся лучшими.

Посмотрите голливудские фильмы, кстати: их «национальная идея» как раз на этом и построена. Гордиться можно лишь теми, кто побеждает САМ.

http://sapojnik.livejournal.com/933666.html 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.