2010. Конец.

Ночь. Одинокий фонарь освещает ворота девичьего терема вице-губернатора какой-то далекой окраины.
Сперва по сцене среди куч грязи проходит свинья. Потом появляется мужчина гренадерского росту.

Мужчина колотит кулаками в ворота:
— Открой, Маша, я нахальный! Маша, Маша. Они все украли, вообще все! Ты слышишь, Маша! Все и без нас! Пять миллиардов. Пятьдесят! Пятьсот! Шестьсот шестьдесят шесть! Миллиард миллиардов!
Вставай, Маша, вставай! Народ не простит! Избу сожгут! И кошечку не спасут!

Умолкает, прислушивается. Всплеснув руками, бежит в темноту.

На сцену выходит низкорослый мужчина, стыдливо поеживаясь.
Он абсолютно гол.
Оглядывает себя с сомнением. Бормочет:

— А может, обманул рыжий? Смущает меня что-то этот наноряд. Новый нано-наряд. Может, я все-таки голый? Чего они все смеются, когда на меня смотрят? Вам, говорят, ваше величество, так идет… А ведь политическая система – стагнирует. Это нехорошо, когда правящая партия не может проиграть. А неправящая – выиграть. Надо честно играть. А нечестно играть не надо. Партия ведь инструмент. Правительства. Но когда она партия большинства…

Смотрит вниз.

— Увял мой инструмент, холодно. Просто червячок какой-то, а не инструмент. Интересно, почему он тогда отказался есть червячка? Тоже мне, гордец. Все едят. А этот. Не забыть записать в Твиттер. В какой-нибудь Твиттер.

Прислушивается. Откуда-то доносятся гул, топот, крики. Мужчина, всплеснув руками, убегает с криками:

— Россия, вперед!

Сцена заполняется людьми. Начинаются ад и хаос. Русские националисты, потрясая пейсами, пляшут лезгинку. Мусульмане режут баранов. Православные – друг друга. Сатанисты – какого-то черного пса. Сияющий юноша, рыжий, потрясая наручниками, выясняет у беснующихся на сцене людей:

— Мужчины, вы тут батарею не видели? Батарею бы мне, такую, знаете, парового отопления.

Подходит светская хроникерша с надувными губами, бьет героя электрошокером. Тот падает. Дама, продолжая наносить разящие удары, погружается в толпу. Она вопиет:

— Котлетки, кашка, говна ведро!

Кто-то в общей кутерьме сбивает даму с ног, предварительно ощупав полужопия, электрошокер падает, богемного вида юноша с немытой гривой прячет предмет в карман. Все растворяется в общем безумии.
На секунду из толпы выделяется пожилой мужчина в кепке. Он пытается куда-то сбежать, под мышкой у него – статуя Петра работы зэка Церетели. Но толпа поглощает его, всасывает, давит.
Видный журналист – цельнометаллический армированный каркас, поллица из нержавеющей стали, вместо глаза инфракрасный прицел – рычит «Ай лл би бэк!»
Немытый тип с гитарой, выныривает на секунду на воздух, воет:

— Музыыыыкант! Я Мууууууузыыыыыыыыыкант! Поднимите мне веки!

Остробородый субьект с пакостной улыбочкой тащит куда-то за сцену матрас, хрипя в его мягкий бок:

— Ну чо ты, ну разок, ну не страшно совсем, да тебе же понравится.

Человеческие волны настигают его, к небу летят какие-то тряпки и перья.

С неба начинают падать молнии и автомобильные колеса, убивая всех.
Через секунду на сцене остается только куча бездвижных трупов.

На сцену выезжает противопожарный болид-амбиция. Из авто выходит некто в желтом комбинезоне и шлеме с тонированным стеклом. На секунду кажется даже, что это Ума Турман. Но нет. Человек снимает шлем, срывает комбинезон. Это мужчина. Теперь он одет в строгий деловой костюм и набедренную повязку из тигриной шкуры.

Человек достает из кабины щенка болгарской породы, и, гладя зверя по голове, говорит с ним, как будто продолжая прервавшуюся беседу:

— А он мне, Ди Каприо-то – «У вас есть большие территории для этих животных». А я ему – «главное – кормовая база!» — А он – «У меня в голове голоса!» Опять эти голоса!

Оглядывается, замечает гору трупов. Лицо человека искажается гримасой боли. Опустив щенка на землю, он вытягивает из-под колес и фрагментов человеческих тел тушу большого черного пса.

— Они убили Кони, сволочи.

И, подумав:

— Одни мы теперь с тобой.

Ниоткуда появляется серое, в форме и без лица. Оно говорит мужчине:

— Я полицейский. Мне нужна ваша машина.

Мужчина уточняет:

— Срочное задание?

Серое поясняет предельно вежливо:

— Нет. Вы не поняли. Я милиционер. И мне просто нужна ваша машина. Ваша собака. Ваша одежда. Ваши деньги. Ваша квартира и ваша жизнь.

Мужчина беспомощно разводит руками.

Занавес.

 http://ivand.livejournal.com/1399804.html

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.