О реформе армии

У нас с Министерством обороны произошла потрясающая вещь. Туда пришел человек по имени Сердюков, который изначально был настроен исключительно на административную реформу. Вот он просто стал разбирать эти Авгиевы конюшни. Он не хотел никаких глубинных военных реформ. Он просто пришел, допустим, и спросил: «А сколько у нас в Генштабе человеков?» Ему ответили: «10 тысяч 500». По-моему, там цифра 10 543 по штатному расписанию. Сердюков, который налоговик по изначальному месту работы (если помните, он даже выиграл для российской власти войну против «ЮКОСа», единственную победоносную войну, которую наши власти в путинское время, к сожалению, выиграли), он что-то стал считать, делить количество площадей, которые занимает Генштаб, на количество площадей в кабинете, и сказал: «Нет, что-то у меня получается гораздо больше».

Выяснилось, что да, 10 тысяч с хвостиком – в самом Генштабе, еще 16 тысяч – в аппарате обеспечения Генштаба, еще 26 тысяч – еще где-то там, в аппарате обеспечения аппарата обеспечения… Итого: за 50 тысяч человек. И 40 тысяч человек было сокращено. Как вы понимаете, Генштаб от этого не стал хуже работать. Наоборот, Генштаб, в котором в 5 раз больше человек, чем полагается по норме, не работает в 5 раз лучше. Он работает в 20 раз хуже. И мы от этого не умерли все. И понятно, что все эти 40 тысяч человек из Арбатского военного округа, с квартирами, с машинами, жутко ненавидят Сердюкова. Потому что они только расплодились, как вши, на этой малине, а их вдруг взяли и вычистили.

И Сердюков стал инспектировать военные училища. Знаете, сколько у нас военных училищ? 65. А в США три. Ничего, достаточная военная подготовка в США. А у нас 65 военных училищ, и в некоторых из них (допустим, в Рязанском военном училище), если считать русских курсантов (там еще есть иностранные), на 150 с небольшим военных курсантов приходится где-то 400 преподавателей. Причем вы понимаете, что такое преподаватель в нашем военном училище. Скажем так, это не Эйнштейны. Скажем так, в некоторых наших военных училищах преподаватели не умеют пользоваться компьютерами, в отличие иногда от курсантов. Но учат.

И Сердюков стал сокращать военные училища. Просто для того, чтобы они учили людей. Потому что эти наши военные училища – это ничто, это остатки той идеи гигантской мобилизационной армии, которая давно уже обслуживает только сама себя, она не обслуживает власть, она не обслуживает Россию. Сразу же начались крики: «Сердюков сокращает элиту интеллектуальную…» Какая, господи, интеллектуальная элита, которая не умеет пользоваться компьютером?

Дальше Сердюков начал делать тоже совершенно экономическую вещь. Потому что выяснилось, что огромное количество российских военных частей недоукомплектованы. Они недоукомплектованы почему? Я не говорю сейчас о тех военных частях, которые просто кадрированы, т.е. там остались офицеры, а солдат вовсе нет, в ожидании мобилизации. Я говорю о недоукомплектованных частях, которые были связаны с тем, что была гигантская армия в Советском Союзе. Эту армию сократили в несколько раз, а количество частей осталось прежним. Соответственно, количество солдат уменьшилось, количество офицеров уменьшилось гораздо меньше.

И выясняется, что такая часть (допустим, та же самая бердская бригада ГРУ), она называется бригадой, а реально там в лучшем случае батальон. И выясняется, что для того, чтобы эти части были боеспособны, просто чтобы они умели воевать, их надо сливать. Потому что когда спрашивают, почему наша армия не умеет воевать, то первый ответ, как в анекдоте: «Потому что не было патронов». Потому что части недоукомплектованы. Они недоукомплектованы, потому что они не сокращены, потому что они не слиты вместе. Сердюков стал это делать. Ему стали кричать: «Ах негодяй, он губит российскую армию».

Сейчас то же самое произошло с танками. Количество танков уменьшилось до разумного предела, который диктуется нормальной современной военной доктриной. Но сразу же появились где-то комментарии о том, что как же мы без танковых клиньев (видимо, как мы будем наносить военный удар по Западной Европе).

На мой взгляд, реформы Сердюкова – это совершенно поразительный пример, когда человек пришел как администратор, как экономист, он просто сидел и бумажки перебирал, и его желание проводить здравые экономические реформы превратилось в полную, замечательную и глубокую реформу разложившейся российской армии.

http://www.echo.msk.ru/programs/code/603215-echo/

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.