Персонально ваш

Президент – это должность выборная. Президент – это человек, которого выбирает народ той или иной страны путем честных, открытых выборов, которые сводятся не только к голосованию, а к многим-многим пунктам, в том числе, возможности создания политических партий, допуску к эфирам, допуску к выборам, самому голосованию, честному подсчету голосов, и так далее.

В нашем случае ничего этого не было. В нашем случае я считаю, что в России президента нет. В России на данный момент, я считаю, есть человек, узурпировавший власть. Я считаю, что в 2011-2012 году произошла узурпация власти, силовая узурпация власти. Потому что, если мы вспомним, как центр Москвы был набит силовиками, военными и милицией, и ОМОНом, то это была силовая узурпация власти. Поэтому, с какой радости вдруг честно победивший президент в стране, где на данный момент существует узурпатор, который узурпировал власть, эту власть получит путем честных и свободных выборов?

Уже был двенадцатый год. Мне кажется, после двенадцатого года уже все понятно. Произошли гигантские изменения. Ведь тогда 5 главных пунктов, которые были в 11-12 году. Владимир Владимирович Путин не был президентом. Дмитрий Анатольевич Медведев всячески давал знаки: «Ребята, вы начните, а я вас поддержку, потому что мне самому на троне нравится». Силовики, армия и МВД были нищие, голодные и совсем не горели желанием воевать за власть. Произошел гигантский подъем гражданского общества которого здесь не было десятилетия. И пятое: законодательство было совершенно травоядным, абсолютно беззлобным, когда за выход на митинг тебе давали 500 рублей штрафа.

Сейчас все эти пять пунктов изменились. Власть устоялась, власть укрепилась на троне. Власть удержалась так, что ее теперь оттуда не сковырнешь. Силовики, армия, МВД получили нормальную зарплату. Они готовы теперь воевать за власть. Гражданского подъема такого нет совершенно. И законодательство стало не сталинским, конечно, не гулаговским, но вполне себе репрессивным, когда Ильдару Дадину за один пикет выписывают 2,5 года колонии.

На данный момент, что здесь обсуждать? Честных выборов не было. Как бы голоса не подсчитывались, как бы они не распределились, это не имеет значения. Факт остается фактом: власть узурпирована путем нечестных выборов. Выборов в России не было. То, что было, это не выборы.

Эта система изнутри сама себя не съест. Она довольно устойчива. Нефть не рухнула. Санкции какого-то ожидаемого эффекта не дали. Мировое сообщество совершенно не рвется воевать ни за Крым, ни за Донбасс, ни за Украину. Третьей мировой войны никто не хочет, в бутылку никто не лезет. Все пытаются как-то ситуацию утихомирить, заморозить.

Я не верю ни в какую борьбу элит, потому что эта страна находится в режиме ручного управления, она управляется одним единственным человеком, и все значимые решения, безусловно, принимаются по желанию и велению одного человека. А та борьба элит, которая происходит у него где-то под троном, внизу, она, конечно, происходит, но значимого влияния на ситуацию не оказывает.

У нас не совершенно никакой информации. У нас информация о том, как происходила аннексия Крыма, появилась только тогда, когда Владимир Владимирович Путин об этом рассказал сам. Если бы он не рассказал, мы бы сидели и гадали бы об этом, о том, как все было.

Безусловно, у этого человека есть какой-то круг людей, с которыми он, видимо, коллегиально принимает решения. Это – сколько? – 5 человек он называл, которые принимали решение об аннексии Крыма. Вот какой-то ближний круг у него был, есть. Вот, безусловно, он с ними советуется, безусловно, какие-то совсем, наверное, важные решения принимаются коллегиально. Но в любом случае окончательное решение зависит от единственного человека.

Когда они сожрут людей второго, третьего, четвертого плана допуска, они начнут жрать себя, начнут жрать свой ближний круг. Другого варианта нет. Это дорога, направление в автократию, она имеет только билет в один конец. Заднего хода у нее нет. В любом случае наша с вами система придет к автократии единоличной.

Я все меньше и меньше ассоциирую себя с этой страной. И она все меньше для меня сейчас «наша». А после того, что эта страна стала творить в Украине и после оккупации Крыма и после того, что стало происходить в Донбассе, я уже практически не ассоциирую себя с этой страной.

Я не вижу предпосылок к положительным изменениям. Но я пока и не вижу предпосылок к какому-то скорому краху кровавому. Я думаю, что это более вероятный вариант — но просто не в ближайшее время. Тем не менее, я не исключаю изменений в лучшую сторону. Я уже говорил, что люфт этот есть еще и эта возможность все-таки не до конца закрыта. Возможны все варианты развития событий от кровавой каши до совершенно бескровной передачи власти и более-менее возвращение страны в какое-то демократическое правовое русло. Не становление, конечно, демократической европейской страны, но хотя бы выбор этого вектора. Это возможно.

Они с Крымом попали в ловушку, потому что если после Владимира Владимировича приходит человек имперских взглядов, безусловно, он Крым не отдает – это однозначно. Но проблема в том, что даже если приходит человек ультралиберальных взглядов, вот вообще законник-законник, он все равно попадет в ловушку демократических и законных процедур. Потому что своим решением он Крым отдать не может.

У нас сейчас просто нет механизмов к этому. Получается, что должен быть какой-то парламент, который примет какой-то закон или какое-то решение о проведении референдума или каким-то иным путем рассмотреть вопрос о передаче Крыма. Но если этот парламент будет избран на честных, законных выборах, я не думаю, что там большинство будет принадлежать либерально настроенной общественности. Значит, там будут какие-то все равно имперские товарищи, которые либо заблокируют, либо не поддержат этот референдум.

У нас нет никаких механизмов отторжения территории. У нас сейчас этот «принтер», он принял закон о том, чт Крым считать Россией, а как отторгать территорию, у нас никаких законов нет. И я не думаю, что в ближайшем времени в России будет такое общество, которое сможет избрать такой парламент, который примет такой закон, по которому можно будет отторгать свои территории. Аннексию Крыма поддержали действительно 86%. Подавляющее большинство России поддерживает присоединение Крыма.

То, что произошло с Украиной, с Крымом – это главное из того, что произошло в новейшей истории России. Это была такая очень сильная поворотная точка, из которой нам еще выкарабкиваться десятилетиями и десятилетиями.
Если вы спрашиваете меня, я считаю, что это незаконно. Я считаю, что Крым – это Украина. Что это была аннексия, что это незаконное отторжение территории…

Д.Пещикова
― Вы знаете, что по российским законам так говорить нельзя теперь? Крым – это Россия.

А.Поздняков
― Думать и говорить можно. Пропагандировать нельзя.

А.Бабченко
― Будем считать тогда, что это не пропаганда. Это мое мнение.

http://starshinazapasa.livejournal.com/948539.html

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.