Как Россия будет обходиться без микроэлектроники

что будет с рынком микроэлектроники

Российский IT-рынок оказался в сложной ситуации: из-за «спецоперации» в Украине уже в ближайшие месяцы он рискует остаться без необходимого для работы «железа». Решение этому власти видят в импортозамещении. В том числе — микроэлектроники, из-за которой Россия и оказалась в уязвимом положении. Мы поговорили с ветераном этого рынка о том, получится ли у России производить чипы самостоятельно и почему российские микропроцессоры вроде «Эльбруса» никого не спасут.

Что случилось

После ввода беспрецедентных по масштабу санкций в России снова собираются все импортозамещать и строить свои замкнутые экосистемы. В начале марта премьер-министр Михаил Мишустин говорил, что импортозамещение должно стать основным направлением деятельности в стране. Спустя две недели про импортозамещение конкретно в микроэлектронике упомянул профильный вице-премьер Дмитрий Чернышенко: «Важнейшая задача для нас — развитие своих продуктов и ускоренное импортозамещение того, что ввозили извне». Первая мера поддержки, которую придумали в правительстве, — включить производителей микроэлектроники в список системообразующих компаний, которым положены льготные кредиты. 

Затем в Минпромторге предложили еще одну меру поддержки: обязать майнеров (после того как майнинг будет узаконен) использовать для добычи криптовалюты «российские аппаратно-программные комплексы». Рынок тут же обеспокоился тем, что в комплектацию такого оборудования входят микросхемы, которые производятся не в России, а на Тайване или в Корее.

Несмотря на это, правительство делало ставку на российские процессоры еще до «спецоперации»: в прошлом году кабмин обязал госорганы переходить на серверы, системы хранения данных и компьютеры на отечественных процессорах, правда, позднее сделал послабления. Однако способна ли российская микроэлектроника соответствовать возложенным на нее надеждам, остается вопросом.

читать дальше

Про импортозамещение

Давно хотел написать статью на такую интересную и больную тему как импортозамещение. А именно, как это все выглядит и чем пахнет в той сфере, где я работаю – разработка и производство электронной техники, а конкретно – аппаратуры связи. У меня накопилось множество мыслей, занимательных историй, ознакомиться с которыми будет наверняка небезынтересно даже тем людям, кто далек от этой сферы.

Немного истории

Как многие знают, в стародавние времена, когда еще существовал СССР, последний производил почти всю свою электронную аппаратуру, как бытовую, так и специального назначения, самостоятельно и полностью из своих электронных компонентов. За рубежом (в капстранах) закупались лишь отдельные образцы и то, по большей части, лишь для их изучения и последующего освоения выпуска аналога также полностью на отечественных электронных компонентах и из отечественных материалов. После развала СССР выпуск всей аппаратуры существенно сократился, соответственно и выпуск компонентов тоже. Но до 2000-х, все же, какая-никакая электронная жизнь теплилась. Даже еще выпускались некоторые виды сложной бытовой аппаратуры – телевизоры и магнитофоны. В 2000-е и 2010-е развал производств и заводов электронной техники не только не прекратился, а еще и многократно ускорился. Возникла существенная проблема, когда собирать современную электронную технику стало просто не из чего. И тогда, в святая святых, в технику специального назначения стала все шире и шире проникать импортная элементная база. И это логично, ведь лучше делать хоть что-то и хоть как-то, чем не делать ничего. Импортная элементная база очень подкупала своим качеством, ценой, доступностью информации и удобством использования. Со временем все к ней привыкли и проблемы с отечественной элементной базой вспоминали как страшный сон.

Но тут настали новые времена, санкции, стали раздаваться вопли про импортозамещение и началось бурление. Мне примерно в то время была поставлена задача переделать одно из выпускавшихся у нас изделий полностью на отечественную элементную базу. И первая проблема, с которой сталкивается разработчик, который хочет применить у себя отечественный компонент, это

1. Отсутствие информации

И это очень существенная проблема. Если, например, о таких производителях как BOURNS, ANALOG DEVICES, TEXAS INSTRUMENTS, ON SEMICONDUCTOR и т.д. знает любой разработчик электроники и знает не понаслышке, то, например об ОАО «РЕЗИСТОР» или АО «Псковский завод радиодеталей» не знает никто, кроме, может быть, только тех людей, кто там работает. Я собирал информацию о заводах, производящих электронные компоненты, можно сказать, по крупицам, шарясь по различным околоэлектронным сайтам, группам и тому подобным форумам. Потратил на все это кучу времени. С импортной элементной базой, конечно же, гораздо проще. Там давно существуют огромные сайты-каталогизаторы, глобальные дистрибьюторы, которые объединяют огромное количество производителей электроники. Например, небезызвестный многим, сайт mouser.com.

Упомянутый выше ОАО «РЕЗИСТОР» там не только не представлен, но даже не имеет собственного сайта! И где же узнать, что производит этот завод? А нигде. Некоторое время назад для производителей электронной техники специального назначения по спецподписке распространялся так называемый «Перечень МОП», там хотя бы можно было посмотреть номенклатуру изделий и узнать производителя, чтобы можно было поднять трубку телефона и туда позвонить. Приводимая там информация особой актуальностью не отличалась, я сталкивался с тем что упомянутый в перечне компонент по факту уже не производился.

читать дальше

Павел Дуров стал богатейшим человеком России

Консорциум западных фондов сделал Павлу Дурову предложение о покупке доли в Telegram, сообщает The Bell со ссылкой на два источника, близких к Дурову.


По их словам, речь шла о покупке доли в 5-10%. При этом весь Telegram инвесторы оценили в 30 млрд долларов.

Исходя из этой оценки Дуров, 36-летний уроженец Санкт-Петербурга, уехавший из страны после вынужденной продаже «ВКонтакте», стал богатейшим человеком России, намного опережая нынешнего лидера списка Forbes — владельца «Норникеля» Владимира Потанина, чьи активы оцениваются в 19,7 млрд долларов.

По словам источников The Bell, Дуров отказался продавать долю даже несмотря на то, что созданный им мессенджер инвесторы оценили как одну из дорогих компаний России — дороже, например, чем «Яндекс» (22 млрд долларов), крупнейший золотодобытчик «Полюс» (27,3 млрд долларов), или четвертая по объемам добычи нефтаная компания «Сургутнефтегаз» (21,9 млрд долларов).

Покинувший РФ с выручкой от пакета «ВКонтакте» и 2 тысячами биткоинов, Дуров вместе со старшим братом Николаем, математиком и программистом, совершенствовал свои программные разработки, переезжая из страны в страну и избегая рекрутеров из разведывательных и правоохранительных органов, таких как ФБР, которое, как рассказывал сам Дуров, пыталось подкупить одного из его разработчиков в Сан-Франциско.



В интервью Bloomberg в 2017 году он сообщил, что получал предложения купить Telegram от ряда крупнейших компаний Силиконовой долины. Тогда мессенджер оценивали в 3-5 млрд долларов.

На январь 2020-го аудитория Telegram превысила 500 млн человек. При этом, по словам Дурова, только за 10-12 января к мессенджеру присоединились 25 млн новых пользователей. Новый всплеск популярности спровоцировали новая политика мессенджера WhatsApp (обязывает делиться личными данными с Facebook) и массовая блокировка аккаунтов Дональда Трампа в Twitter, Facebook и YouTube.

Ранее Дуров рассказывал, что оплачивает счета компании из личных сбережений. Но делать это бесконечно он не может.


В 2019 году Дуров привлек средства инвесторов через размещение криптовалюты TON, но сделку заблокировала Комиссия по ценным бумагам биржам США, обязавшая Дурова вернуть инвесторам все деньги.

Срок расплаты наступает в апреле. И, как пишет The Information, Telegram хочет обойтись без продажи доли и привлечь кредит. Его сумма может составить 1 млрд долларов.

Сам Дуров заявил, что для мессенджера получение кредита — один из способов «оставаться полностью независимым и верным своим ценностям при реализации стратегии монетизации».

Представитель Telegram Маркус Ра в разговоре с The Information признал: переговоры с потенциальными инвесторами ведутся. Но решения, «по какому пути пойти», по его словам, еще нет.

Источники The Information, впрочем, утверждают, что продажа или IPO Telegram неизбежны. Дуров это опровергает, как и три года назад.

Telegram «не продается даже за 20 млрд долларов», говорил он тогда: «Даю пожизненную гарантию».

via