Дефицит в СССР: Как жили советские люди в конце 1980-х

В середине 1980-х в жизнь советских людей появились такие слова, как «перестройка» и «гласность», а вместе с ними появилось и слово «дефицит».

И совсем быстро дефицит стал тотальным, причём буквально на все товары. В магазинах покупателей встречали пустые полки и грустные продавщицы. О том, какими были те годы в жизни жизни советских людей, — в этом фотообзоре.

1. Пустые полки мясного отдела

Дефицит в СССР: Как жили советские люди в конце 1980-х

Пустые полки мясного отдела продуктового магазина, фото сделано в восьмидесятые годы. Хорошее мясо либо вообще не завозилось в магазины, либо раздавалось по завышенной цене по знакомству — часто с черного хода магазина.

читать дальше

Ну что, хотите в такой СССР?

 10 причин против советского уклада жизни приводит Максим Мирович.

Всё чаще слышу голоса со стороны лагеря поклонников СССР — мол, посмотрите какая страна была великая, ах как нас все боялись! Если бы сейчас она была, то Обама Трамп и пикнуть бы не смел! При этом эти товарищи почему-то не очень любят обсуждать чисто бытовые аспекты жизни в Союзе, и я даже знаю почему — потому что сравнение с современностью будет далеко не в пользу тех лет. Однажды на одном из форумов «поклонников СССР» я опубликовал десять аспектов бытовой советской жизни, и даже ярые фанаты этого государства согласились, что простым гражданам там жилось действительно непросто.

Итак, в этом посте — десять правдивых фактов о жизни в СССР, узна про которые, вы вряд ли захотите вернуться назад в СССР. Заходите под кат, там интересно)

читать дальше

Игорь Яковенко: Таблетки доброты для России

Почему в России такой катастрофический дефицит доброты и солидарности

Россияне, возможно, единственный народ на планете, чье мнение о себе столь диаметрально противоположно реальности. Среди наиболее распространенных автостереотипов русского народа: «широта натуры», «доброта», «отзывчивость», «готовность помочь». «Русский человек с себя последнюю рубаху снимет» — такие реплики мне часто приходилось читать в анкетах, где спрашивалось о том, чем наши соотечественники отличаются от иностранцев.

В действительности россияне один из самых черствых и жесткосердечных народов на планете. Речь не о воспоминаниях о зверствах времен Гражданской войны, Голодомора и Большого террора, когда народ старательно уничтожал себя по приказу маньяков. Речь о дне сегодняшнем, о фактическом отсутствии в стране такого явления как благотворительность, милосердие и солидарность. Это все зримые, а не декларативные проявления доброты в России отсутствуют на всех этажах социальной лестницы. На нижних и средних этажах, где располагаются наемные работники, зияют своим полным отсутствием профсоюзы: главный институт трудовой солидарности, выработанный веками. На верхних этажах, где живут обитатели списка Forbes, нет ничего похожего на филантропию как мощный социальный институт, который за рубежом по своему масштабу вполне сопоставим с бизнесом и властью, а по авторитету существенно их превосходит.

читать дальше

англичанка снова гадит…


Западные СМИ шокировали фотографии, сделанные в вымирающих деревнях Костромской области России

Статья британского издания называется «Жуткие фотографии показывают мрачную жизнь тех, кто проживает в умирающих городах России к северо-востоку от Москвы». «Новые фотографии показывают сторону России, которая резко контрастирует с великолепием Москвы с ее прекрасными красками и хорошо поддерживаемой архитектурой. Серия фото показывает суровую реальность людей, которые живут в заброшенных деревнях России в лесопарковой зоне к северо-востоку от Москвы», — говорится в публикации.

читать дальше

Чем заняться жителям политического Чернобыля

Химатака в Сирии уничтожила прежние планы Путина и грозит нас всех накрыть колпаком внешней изоляции. Мудро готовиться к худшему, предупреждает Александр Морозов

текст: Александр Морозов

Detailed_picture© Валерий Зуфаров / ТАСС

 

Начался самый тяжелый отрезок третьего срока Путина — между событиями в Сирии 5—7 апреля и выборами в марте 2018 года. Верно пишет в Republic Владимир Фролов: химическое оружие в Идлибе — это «второй “Боинг”» для Путина. Только значительно хуже — в силу многих очевидных причин.

Установление доверительных отношений с Трампом и его администрацией закончилось даже не неудачей, а скандалом. Между первым «Боингом» (Донбасс, 2014 г.) и второй аналогичной точкой маршрута (Сирия, 2017 г.) Кремль набрал целый пухлый портфель токсичных политических активов: провал Минских соглашений, русский след на выборах в США, попытка переворота в Черногории, агрессивная российская пропаганда, которая во всех европейских столицах стала обсуждаемой проблемой и привела к выработке мер по защите от нее, эпизоды экспорта русской политической коррупции и т.д.

Практически весь 2016 год прошел под знаком создания новой биографии Кремлю. Если что и было позитивного в прошлом, теперь оно вытеснено образом крайне двусмысленного субъекта мировой политики. Прошли времена, когда среди влиятельных мировых лиц были люди, признававшие, что Кремль практикует разумную политику национальных интересов. Теперь у него образ или уличной шпаны, рвущей шапки с прохожих, а если поймали — то врущей в лицо. Или государства, которое действует целиком на манер спецслужб, превращая внешнюю политику в серию секретных спецопераций: с вербовкой, созданием резидентур, манипуляциями. Кремль уже не способен выйти из этих описаний. Возник устойчивый политический нарратив. И союзничество с Асадом, от которого Кремль не может уже отказаться, замыкает этот второй этап — открывает третий: с апреля 2017-го по март 2018-го. Всего 11 месяцев — очень короткая дистанция.

читать дальше

этот поезд в огне

Сегодня экономика России – это небольшая огосударствленная (до 60–65%) сырьевая экономика латиноамериканского типа. В 2013 году – 2,9% глобального ВВП; в 2016 году – всего 1,7% (США – 24%).

Финансы еще мельче: в 2013 году – около 1% глобальных финансовых активов; в 2016-м – 0,4–0,5% (США – больше 30%). Мы потеряли «экономику сложных вещей». Критически зависим от импорта технологий, оборудования и инструмента. В январе 2017 года мы произвели на всю страну только 220 металлорежущих станков. По Росстату, мы выпускаем 1 пиджак на 70 мужчин и 1 пальто на 65 женщин в год. Наша основа – сырье, продовольствие и вооружение.
читать дальше

как я это богатство люблю и уважаю

Несколько слов о том, почему я настоятельно советовал бы РПЦ не пытаться забрать в свою собственность все, что только можно.

Сначала немного предыстории.
В 2010 году в России был подписан закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». За время действия закона, церковь получила от государства сотни зданий по всей стране. В том числе и то, что никогда православной церкви не принадлежало. Например, в Калининграде РПЦ отдали несколько замков католического Тевтонского ордена, построенных в 13-14 веках, а также католические и лютеранские кирхи, в которых располагались музеи, театры, школы и филармония. С реставрацией тевтонских замков Православная церковь справиться не смогла, хотя по закону должна была сделать это после передачи в собственность. В 2016 году в РПЦ заявили, что готовы за символическую цену сдать замки в аренду для того, чтобы их использовали в развлекательных или туристических целях, но с условием, что инвестор отреставрирует их за свой счёт.

читать дальше

СССР

СССР — это маразматики у власти и бедность, как норма жизни.
СССР — это лицемерие. При показном антизападничестве поездка за границу — это поощрение, а вещь из-за границы — небывалая удача.
СССР — это одинаковость во всём. В одежде, в еде, в песнях, в мыслях.
СССР — это дефицит и отсутствие всякого прогресса.
СССР — это коммунальные квартиры, где одна кухня и один коридор на всех. Где слово сосед приобретает особый смысл.
СССР — это запрет на выезд за границу, это тюрьма за валютные операции, это запрет на любую политическую деятельность вне рамок компартии.
СССР — это запрет на частное предпринимательство. Запрет на частную собственность, как таковую. У человека нет и не должно быть ничего личного, своего. Человек принадлежит общественному, а не себе.
СССР — это всепроникающая цензура и никакой свободы мнения и распространения информации.
СССР — это постоянно враньё, серость и забитость.

читать дальше

Пора и часть знать

601 факт о жителях России, которые можно узнать из социологических опросов. Esquire изучил, что думали о себе и мире россияне в последние годы.

1% россиян называют ситуацию в стране «очень хорошей» ¶ 1% россиян считают, что в России все равны перед судом ¶ 1% россиян испытали удовлетворение после сообщения об убийстве Бориса Немцова ¶ 1% россиян полностью соблюдают Великий пост ¶ 1% россиян считают себя европейцами ¶ 1% россиян считают главным врагом России алкоголизм ¶ 1% россиян считают журналы главным источником информации о происходящем в стране

читать дальше

Когда умирает старый человек…


Когда умирает старый человек, в наших краях поминки проходят оживленно. Люди пьют вино и рассказывают друг другу веселые истории. Обычай не разрешает только напиваться до непристойности и петь песни. Хотя по ошибке кто-нибудь иногда и затянет застольную, но его останавливают, и он смущенно замолкает.

Когда умирает старый человек, мне кажется, вполне уместны и веселые поминки, и пышный обряд. Человек завершил свой человеческий путь, и, если он умер в старости, дожив, как у нас говорят, до своего срока, значит, живым можно праздновать победу человека над судьбой.

А пышный обряд, если его не доводить до глупости, тоже возник не на пустом месте. Он говорит: свершилось нечто громадное – умер человек, и, если он был хорошим человеком, это отметят и запомнят многие.

Фазиль Искандер (6 марта 1929, Сухуми — 31 июля 2016, Переделкино)

http://dolboeb.livejournal.com/3018939.html

Можем повторить…

Я вырос во время холодной войны.В принципе, все, кто родился после Фултоновской речи Черчилля 1946 года, жили во время холодной войны.

Угроза её перерастания в войну горячую была то меньше, то больше, но существовала всегда, за исключением буквально нескольких лет, в которые экс–СССР лежал на брюхе и грыз гуманитарную куриную ногу от фирмы Пердю, подаренную Бушем.

В чем суть холодной войны?

Суть ее в гонке вооружений. Никто не воюет, но к войне готовятся денно и нощно, трятя охулиарды долларов и рублей на создание хитроумных орудий, способных убить врага, как таракана тапком.

То есть США и блок НАТО меряются писюнами с Варшавским блоком (ныне почил в бозе) и СССР в режиме нон–стоп. У кого больше ракет с ядерными боеголовками? У кого больше баз? Кто ближе подобрался к противнику? У кого больше танков? А кораблей? А атомных подводных лодок? У кого лучше ПРО? У кого точнее оружие? У кого глазастей спутники? У кого совершеннее системы прицеливания? А лучшее ПО для ракет? А лучшая система для радаров? А надежные микросхемы?

Как только количество танков и рекрутов перестало играть главную роль, как только речь зашла о высоких технологиях и быстродействующих машинах, то и с длинной писюна сразу определились.

Слышали о поправке Джексона — Вэника принятой в связи с запретом на свободную эмиграцию? А о санкциях 1979 года, наложенных на СССР после вторжения в Афганистан? Те, которым была труба, как сообщали мистеру Рейгану советские нефтяники и газовики?

Ну, кто не слышал, рекомендую почитать. Уменьшает размеры иллюзий и члена до приемлемых. СССР был лишен доступа к высоким технологиям, к процессорам, компьютерной технике, станкам с ЧПУ и прочим западным штучкам. Как следствие, осталось довольствоваться только ворованным и завезенным через третьи страны.

И до того с технологиями было не ахти, но после изоляции стало совсем нехорошо.

Второй причиной падения, как ни странно, была продовольственная программа.

Я думал, что умру от старости, — сказал как–то Черчилль. — Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом, стала закупать зерно, я понял, что умру от смеха.

читать дальше

День Победы

Последнее время на политические темы стараюсь не распространяться – сил забирает много, а КПД, думаю, небольшое. Но по-поводу 9-го Мая молчать как-то тяжело. Я понимаю что в комментариях будет срач и разрыв, но мне пофиг.

Невозможно молчать, когда такой важный для тебя день взяли и бесповоротно испохабили. Превратили что-то очень для тебя важное не просто в пустышку, а в оружие массового поражения, в инструмент для похабной пропаганды.

Чем является День Победы для меня, вся семья которого (за исключением старшего брата) прошла через войну?

Один мой дед погиб на войне в первые же её недели. Второй воевал от и до. Мама родилась прямо перед войной и провела своё детство вместе с бабушкой в гетто. Папа пережил голод оставивший след на всей его жизни. 6.000.000 евреев были уничтожены. Если бы эту войну проиграли – меня бы точно не было.

Так вот – День Победы для меня это День Памяти. Как говорится в песне – это праздник со слезами на глазах. Это Праздник потому что мы победили, а слёзы от того, что мы победили такой ужасной ценой. А ведь этой цены можно было избежать. Этой войны, в таком её масштабе, можно было избежать.

читать дальше

Еще о красках

Российский  поэт Дмитрий Быков написал новое стихотворение.

Поэт уверен, что Россия сама подготовила почву для прихода к власти Путина.

Еще о красках

Хватит наивничать, вы ученые.
Масса примеров — от нас до Чили.
Что после серых приходят черные —
это не новости, вас учили.

Эта цитата настолько культова…
Вот вам Стругацкие, налегайте!
Можно подумать, что после Путина
может возникнуть Махатма Ганди.

Нет! После долгого вырождения
мы заржавеем, мы порыжеем…
Бывают разные наслаждения —
есть наслаждение разложеньем.

Да, после серых приходят черные,
мы их заслуживаем, проштрафясь.
Пассионарные, увлеченные —
на них надежда, писал Кавафис.

Вообще, история — вещь коварная,
я вам не зря настроенье порчу.
Не просто «мы ожидали варвара»
— нет, мы ему готовили почву,

целенаправленно деградируя,
стремясь в безликую идеальность,
тупея, чтоб гадина ни единая
на этом фоне не выделялась…

(Иные спросят, хрустя попкорнами,
вникая в суть моего отчета:
кого имею в виду под черными?
Барак-Обаму, кого еще-то).

Теперь довольные, беспристрастные,
прошепчут в позах своих покорных:
а разве лучше бы были красные?
О да! Уж как-нибудь лучше черных.

Но здесь, от севера и до Каспия,
куда смятенный взор ни кидаешь,
— надежно выродились все красные
в таких коричневых, что куда уж.

Спросите властию обреченного,
уже не просто ожесточенного,
а как бы налитого цикутой:
что он предложит, помимо черного?

Он сам чернеет с каждой секундой.
Есть ход истории, он не лечится,
не ждет в конце череда наград нас.
За что я, в общем, люблю Отечество?

За все, но более — за наглядность.
Сперва — имперцы, потом — кочевники;
сперва — Сильвестры, потом опричники…
Все это было в любом учебнике,
но их читают только отличники!

Кому угоден пример Европы-то,
вой бесноватого патриота?
Теперь мы все постигнем из опыта,
и станем опытом для кого-то.

И если почва давно окислена,
и самый воздух отравлен серым, —
любая жизнь все равно осмысленна,
служа соседям дурным примером.

Но если даже от милой Родины
уже остались кожа да кости,
все ждешь — не все же мы тут Володины! —
когда закончится, что же после?

Уже идут разговоры смелые,
их либеральный ведет Иуда,
что после черных настанут белые,
сплошь белоснежные, — но откуда?

На правом фланге, на левом фланге ли
— оскал голодного троглодита.
В раю, конечно, сплошные ангелы,
но в рай, поди, ещё попади-то!

Иные скажут с наивной верою —
они застоя не повидали, —
что после черных обратно серою
предстанет матрица. Но едва ли.

Иные, свежие и отважные,
не зная вкуса жизни соленой,
тут видят призрак весны оранжевой,
а я скорее тоски зеленой.

Все краски спектра меня не радуют,
совсем не этого мы хотели ж,
— но как иначе? Ведь даже радуга —
сегодня символ ЛГБТ лишь.

И я, в отличие от Кавафиса,
певца метафоры, а не факта, —
на это дело смотрю без пафоса.
Уже не страшно, а стыдно как-то.

Мы все в провале, с детьми и женками —
бойцы, коллеги, певцы, калеки,
и после черных тут будут желтые.
Боюсь, надолго. Боюсь, навеки.

Дмитрий Быков

Это не кризис, ребята, – это другая реальность

2015 год каждый из нас прожил, думая, что он живёт в кризис. Весь наш предыдущий опыт подсказывал нам, что это так и есть. Ведь мы умеем переживать кризисы. Мы пережили его в 1998 году, мы пережили кризис 2008–2009 года и до последнего думали, что надо пережить 2015. Просто пережить – и все наладится. У каждого из нас наладится – в разной степени, но точно наладится.

Нам казалось, что вот-вот – и цена на нефть будет расти, и курс доллара, экономика каким-то необъяснимым способом начнёт дышать, денег в нашем кармане станет как-то больше. В общем, все как-то выправится и станет легче.

Но я уверен, что надежды и ожидания каждого из нас на лучшее не оправдаются никак.

Это не кризис, когда в 2015 году стало плохо, в 2016 году станет лучше, а в 2017 уже все более-менее наладится, просто надо только дотерпеть. Это наступление абсолютно другой реальности нашей жизни.

И эта другая реальность для всей нашей страны, для каждого из нас – всерьёз и надолго. И она не рассосётся сама собой за пару лет в силу изменения конъюнктуры на мировых рынках или каких-то изменениях в модели управления нашей страной. И это довольно печальная новость, ведь эта реальность рисует довольно безрадостные перспективы для каждого человека в нашей стране, ведь все мы находимся в той или иной степени в одной телеге, которая едет по очень глубокой колее в направлении, которое нам, мягко говоря, не нравится. А выскочить из глубокой колеи, в которой мы сидим и катимся, потребует очень много усилий большого количества людей. Без гарантированного результата, но с гарантированными сложностями.

Первым шагом для того, чтобы выскочить из колеи, должно быть осознание того, кто мы на самом деле и где мы находимся.

Но наблюдая за своими собственными ощущениями и приобретёнными за последние годы привычками и образом мысли, общаясь за последний год со многими абсолютно разными людьми в абсолютно разных ситуациях, чувствуя настроения большого количества людей, с которыми я работаю и для которых работаю, я понимаю, что мы за эти годы серьезно потеряли адекватность восприятия того, кто мы на самом деле, где мы находимся и что нам – каждому из нас – нужно делать.

читать дальше

Мальчик Витя, или Как мы встретили Рождество

витя

Рождество встречали с мальчиком Витей и его родителями (на снимке он справа). Мы не виделись несколько месяцев, потому что в сентябре Витя пошел в первый класс и был очень загружен.

Так вот: Витя разговаривал! Медленно, подбирая слова, но он говорил с нами на разные темы. Задавал вопросы, отвечал на вопросы о школе и о своих новостях. Это было какое-то чудо.

Витя был последним ребенком, которого усыновили иностранцы в Кемеровской области. То есть реально последним. Его усыновила итальянская семья (семейная пара — пекари, трудяги, и они пекут хлеб для всего своего поселка). Для этого им пришлось три раза летать в Сибирь и жить там.

Кемеровская область стала первой в России, где было полностью запрещено иностранное усыновление. Не только в США, но вообще любое. Выпендрились. 25 сентября 2013 года областной совет народных депутатов принял решение, в котором, в частности, заявлялось (цитата): «Мы считаем, что усыновление малолетних граждан – внутреннее дело России, внутреннее дело Кузбасса». Около 70 детей, уже познакомившихся с будущими родителями-иностранцами, остались в детдомах и домах ребенка.

Для наших итальянцев выбрали худшее, что было. Напоследок. Кемеровские органы опеки подобрали им Витю, потому что были уверены, что у Вити нет мозга. То есть вообще нет. В четыре с половиной года он не говорил, не реагировал на речь, он не мог ходить по прямой, заваливался на бок. Глаза не могли сфокусироваться на собеседнике. Поэтому четырехлетнего его держали в детском манеже и щедро кололи транквилизаторы. Когда действие укола заканчивалось, он орал, и тут же получал новую дозу.

Когда во время первого визита, преодолев семь тысяч километров с двумя пересадками, будущие родители увидели, кого им предлагают, они были в шоке. Но им сказали: или этот, или вы улетаете обратно и начинаете процесс сначала (мучительный процесс сбора справок продолжался год и обошелся в десятки тысяч евро). После бессонной ночи в кемеровской гостинице они решили: берем. Они уже знали, что ждет этого ребенка в России: детская психушка, где он будет лежать годами, привязанный к кровати, потом взрослая психушка, а в 18 лет — дом для престарелых. Они решили дать ему дом, семью, врачебный уход. Где-то глубоко сидела мысль: а вдруг удастся его вылечить?

читать дальше

Удар за ударом: что останется от туриндустрии в 2015 году

Алексей Дорош
Директор компании «Связной Трэвел»
Эвакуация россиян из Египта — очередной удар по многострадальной индустрии туризма, который переживут далеко не все игроки

Индустрия невезения

В 2014 году многие спорили, могут ли санкции радикально повлиять на туриндустрию? Кто-то не верил в это, проявляя крайний оптимизм. Однако пессимисты, как обычно, взяли верх — минувший год был отмечен чередой банкротств, продолжились они и в 2015 году.

Первой реакцией на санкции стал запрет на выезд за рубеж чиновников и силовиков, лишивший индустрию примерно 4 млн потенциальных туристов. Индустрия, пусть с потерями, но пережила это. Уже к середине лета 2014 года стало понятно, что 4 млн невыездных туристов — меньшее зло, которое коснулось только тех турфирм, чей бизнес был заточен под госконтракты. А вот кризис и, как следствие, взлетевший в два раза доллар сыграли злую шутку со всеми без исключения игроками туристического рынка. Первое, на чем люди стали экономить, — это путешествия. Еще на рубеже 2014–2015 годов значимая часть россиян начала отказываться от отдыха в пользу сбережений, хотя в тот момент люди еще продолжали бронировать путешествия «по инерции», не желая отказываться от привычного образа жизни.

читать дальше

«с нерестовыми изменениями»…

Всё чаще в магазинах категории для быдла эконом появляются консервы с благородной рыбой из естественной среды обитания (это вам не комбикормовая сёмга!), безупречным расовым происхождением (остров Сахалин! не промплощадка №22 Наро-Фоминска), аккуратные на вид, но с некой дополнительной надписью «с нерестовыми изменениями». Что может подумать городской человек, выросший далеко от Дальнего Востока?
Ну, типа, «не стоит надеяться обнаружить там ещё и икру».
На самом деле вам предлагают купить п а д а л ь. Совершенно не кошерную и не халяльную.
Дело в том, что лососёвые рыбы (кроме сёмги и форели) живут один цикл, в котором нерест является вершиной жизненного успеха. К нересту кета и прочие овуляшки готовятся на совесть — набирают вес и силу, необходимую чтобы пройти против течения бурных рек на место нереста.
читать дальше

«Мы вдесятером насиловали немецкую двенадцатилетнюю девочку. Боялись только, чтобы наши медсестры не узнали – стыдно». Из запрещенной книги Алексиевич

Писательница Светлана Алексиевич опросила более 800 женщин-фронтовичек. Их воспоминания вошли в книгу «У войны не женское лицо». После того как книга была опубликована, писательнице стали приходить письма и от мужчин-фронтовиков. Добавить в книгу их не удалось – вмешалась цензура. «ГОРДОН» публикует отрывки из писем к Алексиевич, не вошедшие в книгу.

Алексиевич: На войне не бывает хороших людей
Алексиевич: На войне не бывает хороших людей
Фото:alexievich.info
Мария ВАСИЛЬЕВА

Светлана Алексиевич родилась в Станиславе (нынешний Ивано-Франковск. – «ГОРДОН»). Работала учителем истории и немецкого языка, журналистом, в 1983 году стала членом Союза писателей СССР. Автор книг «У войны не женское лицо», «Зачарованные смертью», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва». Эксперты считают Алексиевич блестящим мастером художественно-документальной прозы.  

Книга «У войны не женское лицо», написанная в 1985 году, стала своеобразным репортажем с фронта. Обычно в книгах о войне говорится о героических подвигах, которые совершают мужчины. Между тем в боевых действиях советской армии принимали участие более миллиона женщин, столько же – в подполье и в партизанских отрядах. Они были летчицами и снайперами, пулеметчицами и зенитчицами. После войны многим из них пришлось скрывать факт пребывания на фронте, поскольку считалось, что женщины в армии вели себя легкомысленно в отношениях с мужчинами.

«Мужчины говорили о подвигах, о движении фронтов и военачальниках, а женщины говорили о другом – о том, как страшно первый раз убить, идти после боя по полю, где лежат убитые… Они лежат рассыпанные, как картошка. Все молодые, и жалко всех – и немцев, и своих русских солдат. После войны у женщин была еще одна война. Они прятали свои военные книжки, свои справки о ранениях – потому что надо было снова научиться улыбаться, ходить на высоких каблуках и выходить замуж. А мужчины забыли о своих боевых подругах, предали их. Украли у них Победу. Не разделили», – написала в предисловии к книге Алексиевич.

Она опросила более 800 воевавших женщин, практически все их интервью вошли в книгу. После ее опубликования к писательнице хлынул поток писем, в которых не только женщины, но и мужчины-фронтовики описывали происходившее с ними во время войны. Часть отрывков из писем читателей, которые не вошли в книгу по соображениям цензуры, напечатал в День Победы сайт «БУКНИК». «Нам казалось, что слова правды послужат не только данью памяти всем, кому не повезло жить в то страшное время, но и станут противоядием от новой лжи, трескучих слов и фальшивого патриотизма, которых сегодня даже больше, чем в годы моей юности. Нам хотелось бы, чтобы люди, которые кричат: «Если надо – повторим!», прочитали, как сами фронтовики описывали свой военный опыт. Честное слово, они не хотели повторять», – написал в предисловии писатель, главный редактор сайта Сергей Кузнецов. 

Если три дня ты рядом с человеком, даже чужим, все равно к нему привыкаешь, его уже сложно убить

Читаю свой старый дневник…

Пытаюсь вспомнить человека, каким я была, когда писала книгу. Того человека уже нет, и даже нет страны, в которой мы тогда жили. А это ее защищали и во имя ее умирали в сорок первом — сорок пятом. За окном уже все другое: новое тысячелетие, новые войны, новые идеи, новое оружие и совершенно неожиданным образом изменившийся русский (точнее, русско-советский) человек.


Фото: bigpicture.ru

Я вспоминаю тех девчонок с благодарностью…Фото: bigpicture.ru

Началась горбачевская перестройка… Мою книгу сходу напечатали, у нее был удивительный тираж — два миллиона экземпляров. То было время, когда происходило много потрясающих вещей, мы опять куда-то яростно рванули. Опять — в будущее. Мы еще не знали (или забыли), что революция — это всегда иллюзия, особенно в нашей истории. Но это будет потом, а тогда я стала получать ежедневно десятки писем, мои папки разбухали. Люди захотели говорить… Договорить… Они стали свободнее и откровеннее. У меня не оставалось сомнений, что я обречена бесконечно дописывать свои книги. Не переписывать, а дописывать. Поставишь точку, а она тут же превращается в многоточие…

* * *

Я думаю о том, что, наверное, сегодня задавала бы другие вопросы и услышала бы другие ответы. И написала бы другую книгу, не совсем другую, но все-таки другую. Документы (с которыми я имею дело) — живые свидетельства, не застывают, как охладевшая глина. Не немеют. Они движутся вместе с нами. О чем бы я больше расспрашивала сейчас? Что хотела бы добавить? Меня бы очень интересовал… подыскиваю слово… биологический человек, а не только человек времени и идеи. Я попыталась бы заглянуть глубже в человеческую природу, во тьму, в подсознание.

Я написала бы о том, как пришла к бывшей партизанке… Грузная, но еще красивая женщина — и она мне рассказывала, как их группа (она старшая и двое подростков) вышли в разведку и случайно захватили в плен четверых немцев. Долго с ними кружили по лесу. Но к вечеру третьего дня их окружили. Ясно, что с пленными они уже не прорвутся, не уйдут, и тут решение — их надо убить. Подростки убить не смогут: уже три дня они ходят по лесу вместе, а если три дня ты рядом с человеком, даже чужим, все равно к нему привыкаешь, он приближается — уже знаешь, как он ест, как он спит, какие у него глаза, руки. Нет, подростки не смогут. Это ей понятно. Значит, убить должна она. И вот она вспоминала, как их убивала. Пришлось обманывать и тех, и других. С одним немцем пошла якобы за водой и выстрелила сзади. В затылок. Другого за хворостом повела… Меня потрясло, как спокойно она об этом рассказывала.

читать дальше

Сыр из топора

Почему отечественное оказалось некачественным

На волне пропаганды импортозамещения и уничтожения «вражеских» продуктов разные профильные ведомства и общественные организации вдруг наперебой стали докладывать о том, о чем граждане и так догадывались: качество «наших» товаров, в отсутствие конкуренции с «чужими» и инвестиций на развитие, катастрофически падает. Но и отказаться от них нельзя: иначе, как в советские годы, быстро придется вспомнить, что такое дефицит.

Росконтроль сообщил, что 10 из 16 отобранных в магазинах образцов хлеба оказались непригодны для питания. Россельхознадзор объявил, что 80% сыров фальсифицированы – правда, после того как в этой цифре публично усомнился премьер Медведев, ведомство поспешило пояснить, что цифру неправильно поняли, но все равно фальсифицированного сыра много.

Параллельно с сообщением, что Росалкогольрегулирование будет уничтожать контрафактный алкоголь, Роспотребнадзор рассказал, что из-за кризиса россияне все чаще стали употреблять внутрь аптечные настойки боярышника, антимозольные жидкости, а также средства для мытья стекол и безакцизное спиртное. Одновременно в стране отмечается рост спроса на самогонные аппараты.

Вот он, важнейший индикатор экономических настроений в обществе. Есть у нас народные приметы, которые не обманывают:

если активно скупают крупу, сахар и макароны — это к девальвации рубля; если растет спрос на самогонные аппараты — к затяжному кризису и падению доходов.

Чтобы упиться и забыться, если воспротивиться не получается. Так было 30 лет назад, так может статься снова. Будем надеяться, до одеколонов не дойдем…

читать дальше